http://sgp.uz/news/1243

GEF Small Grants Programme, Программа малых грантов в Узбекистане

Контакты:

+(998 71) 120 34 62

+(998 93) 381 00 82

skype: volkalexis

e-mail: alexey.volkov@undp.org

Баннер4Баннер2Баннер1Баннер3

ДРОВА – ВОЗОБНОВЛЯЕМЫЙ ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ

Главная > Новости > ДРОВА – ВОЗОБНОВЛЯЕМЫЙ ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ

Мы не раз уже отмечали где можно, что земля должна быть постоянно покрыта растительностью, чтобы не терять своих продуктивных функций. «При чём тут дрова?» - спросите вы. 

Население Узбекистана на 1 июля 2016 г. составляло уже почти 32 миллиона человек[1] и по различным оценкам будет продолжать расти до 2050 г. Почти половина (49%) населения проживает в сельской местности, где главным источником энергии (для отопления и приготовления пищи) являются дрова. В зависимости от месторасположения и условий наличия других источников энергии, доля биомассы (дрова, кизяки) составляют от 35% до 85% потребляемой энергии сельским населением. Другими словами, почти 16 миллионов человек нашей страны получают более 50% своей энергии сжигая дрова. 

А что такое дрова? Дрова – это бывшие деревья и кустарники, которые были срублены, чтобы их использовали в качестве топлива для отопления и приготовления пищи. Были деревья, кустарники, которые составляли лесные массивы, покрывали почву растительностью, и которые превратились в тепловую энергию и, в конечном итоге, просто в дым из трубы печки, которой отапливается дом или на которой готовится еда.

К сожалению, Узбекистан не исключение из этой тенденции. Ситуация с вырубкой растительности у нас в стране угрожающая: там, где раньше были леса, сейчас – пустыня. На одной из наших проектных территорий, аксакалы помнят, что, когда они были маленькими, они боялись забегать в растущие возле кишлака саксаульные леса – такие они были густые и сколько было там зверей. Сейчас рядом с кишлаком – пустыня, где не осталось даже корней от былых деревьев. А вдоль берега Айдар-Арнасая находится горная гряда, которая называется Писталитау, что означает «горы, покрытые фисташкой». И они там действительно были. Сейчас там нет ни единого дерева. И так, к сожалению, по всей стране.

 

alt

Склоны, лишённые растительности. Форишский район, Джизакской области

Эту катастрофическую ситуацию нужно остановить. Вроде бы, какое значение имеет вырубка деревьев и кустарников? Кажется, что это ведь только эстетическая проблема. Но это совсем не так. Потеря растительности имеет прямое значение для развития страны. Вырубка лесов и потеря растительности опасна по многим причинам:

  • Уничтожая лесные массивы и её растительность, мы уничтожаем базу для получения прямых продуктов, производимых ими – люди теряют доступ к орехам, ягодам, плодам, грибам, лекарственным травам, древесине, кормам для скота и других продуктов, важных для местного населения. Нет леса – нет этих продуктов, а значит беднее местное население, которое зависит от этих продуктов.  
     
  • Теряя растительности, мы полностью изменяем водный сток, переводя его из подпочвенного в надземный. А это громадный удар по сельскому хозяйству. Растительность выполняет громадную функцию по транзиту воды из осадков в почву и обратно. Если нет растительности, вода не впитывается в почву, а быстро сбегает вниз по поверхности почвы (поверхностный сток), не напитывая почву влагой. Чем это грозит? В первую очередь, это имеет громадные последствия для сельского хозяйства в виде серьёзно изменённого водного баланса, нанося ущерб плодородию почвы и урожайности культур, выращиваемых на земле. Кроме водного баланса, поверхностный сток также повышает водную эрозию, что также способствует деградации почв, смывая плодородный слой почвы. Фактически, мы полностью меняем водный баланс и количество доступной для выращивания культур влаги в почве. Это имеет долгосрочные угрожающие последствия для продовольственной и экономической безопасности нашей страны.
     
  • Одним из частных последствий изменения водного баланса и увеличением поверхностного стока является ущерб от стихийных бедствий – увеличение объёма и скорости поверхностного стока воды в короткий период времени, и последующей засухой. Когда выпадают осадки, вода не задерживается растительностью, не впитывается почвой, а стекает быстрым потоком в поверхностные водные артерии. Потери от селевых потоков, оползней, последующих засух могут исчисляться миллионами долларов.
     
  • Потеря растительности также имеет крайне важное социальное значение для местного населения. Большую часть домашней работы выполняют женщины и дети. Процессы нахождения дров для отопления жилища и приготовления пищи в условиях дефицита топлива занимает всё больше и больше времени, отнимая это время от образования и другой полезной деятельности. Когда можно учиться, или шить, или общаться с родителями или детьми, или делать что угодно, люди вынуждены тратить время на сбор топлива. На отопление часто идут уже любые дрова, даже живая, а значит сырая растительность, которая горит с большим количеством дыма. Это негативно сказывается на здоровье людей, в первую очередь женщин и детей, которые вынуждены дышать дымом. Не нужно говорить о том, как сказывается на развитии страны плохое здоровье населения, недополученное образование, недополученное время, проведённое со сверстниками, с родителями и другое.  
     
  • Срубая дерево или кустарник, мы уничтожаем места обитания для животных, насекомых и других растений. А их роль сложно переоценить для стабильности всей экосистемы. Если ценность животных тяжело объяснить обывателю, но влияние опылителей на урожайность, наверное, можно понять. Нет растительности, на которой живут опылители, нет самих опылителей, а значит нет урожая.
     
  • Все растения захватывают углерод из атмосферы, из газового состояния, и переводят его в свою биомассу, хранят углерод. Крайне важно не допущение его выпуска в атмосферу – ещё одна важная функция, актуальная для
    процессов сохранения климатического баланса.
     
  •  Деревья просто производят кислород;
     
  • И много, много других жизненно важных функций.   

Процесс того, что люди рубят деревья и любую другую растительность на дрова можно понять. Естественно, что население страны растёт, и растёт очень быстро. Каждой семье, каждому дому нужно отопить жильё, приготовить еду. А обеспечение энергией не поспевает за таким увеличением потребностей населения в топливе. Конечно люди будут вырубать растительность на дрова. А так как люди только вырубают, ничего не сажают взамен, громадное количество скота не позволяет происходить естественному процессу возобновления, мы теряем всё больше и больше растительности, теряем леса нашей страны.   

 

ЧТО ДЕЛАТЬ? Каковы пути решения проблемы?

ПМГ ГЭФ предлагает простой выход из ситуации. ДРОВА – незаслуженно игнорируемый, возобновляемый источник энергии. Всё просто. В процессе жизнедеятельности, растения захватывают углерод из атмосферы, превращая его в биомассу, которую мы можем использовать в качестве топлива. Поэтому, если мы выращиваем растения для дровяной древесины, фактически мы забираем углерод из атмосферы, и возвращаем его назад при сжигании дров. Если вы используете столько, сколько произвели, то вы становитесь углеродно нейтральными и не выбрасываете лишнего углерода в атмосферу. А значит вы климатически нейтральны. Вы производите «чистую», «зелёную» энергию без последствий для глобальной экосистемы. Но для этого нужно не просто взять древесину из природы, надеясь, что она снова вырастет там. А вырастить эту древесину самому.

alt

незавидный пейзаж, когда нет растительности

Для этого не нужны никакие срочные решения правительства, никакие субсидии, или новые законы, или деньги на решение этой проблемы. Всё, что нужно, это просто сделать так. Чтобы каждый выращивал дрова для себя самостоятельно. И тогда все мы совместно можем просто и легко решить эту проблему сами!

Мы обращаемся ко всем людям, живущим в сельской местности, ко всем учителям в школах, колледжах, и родителям!

Давайте все будем воспитывать простую привычку в себе и в наших детях – посади свои «дрова» сам. Одному домохозяйству нужно в среднем 3-7 м3 дров в год. Это грубо говоря 3-5 взрослых дерева. Если каждый будет сажать 5 деревьев в год, то каждая семья может обеспечить себя дровами, не вырубая дикорастущую растительность. Так мы будем сохранять дикую растительность и, возможно, у неё также появится шанс к самовосстановлению.

Но сажать нужно каждый год, а не один год и потом расслабиться. Каждый год по 5 деревьев. Это не сложно. Не останавливайтесь, даже если вам станет хватать дров. У нас есть моральное обязательство перед будущими поколениями за уже вырубленные деревья. Чем больше деревьев мы посадим, тем лучше мы сделаем свою страну. 5 деревьев в год – это не так уж и много, и не так уж и сложно. Давайте воспитаем эту привычку в себе и в наших детях. 

Мест, где можно посадить деревья себе на дрова, очень много – можно посадить вдоль забора, в углу участка, вдоль арыка, вдоль своего поля, посади, где начинается овражек, везде, где есть кусочек земли.

Мы выпускаем руководство, которое поможет каждой семье, проживающей на земле, выращивать и собирать урожай дров. Каждый может использовать это руководство и не только вырастить дрова для себя, но и сделать это своим бизнесом. Это наше второе предложение.

Дрова – как бизнес

Дело в том, что 80-85% территории нашей страны занимают степи и пустыни. С первого взгляда – это малопродуктивные земли. С другой стороны, эти земли прекрасно подходят под выращивание пустынной растительности, которые могут быть конвертированы в высокодоходный продукт – калорийное дровяное топливо. Такое топливо высоко ценится не только на внутреннем рынке, но может быть также экспортировано.

ПМГ ГЭФ продолжает работу по продвижению идеи создания людьми бизнеса по выращиванию дровяной древесины. Мы заказали проведение экономического анализа[2] и ниже приводим предварительные результаты анализа.  

Для расчётов использовались данные проектов ПМГ ГЭФ по воссозданию пустынной экосистемы. Один их таких проектов успешно был реализован на территории в 60 га Джаркурганского района, Сурхандарьинской области, который был начат в 2009 году. Мы писали о результатах в нашем предыдущем выпуске. 

Расчёты базировались на следующих исходных данных и предпосылках.

  • Инвестиции определены как начальные совокупные затраты в создание саксаульной плантации. Эти затраты включают в себя семена, рабочую силу, первоначальную обработку земли, материалы для возведения ограждения. Так как эти затраты осуществляются в самом начале проекта, то они рассматриваются как начальные инвестиции в контексте NPV и относятся к нулевому периоду;
     
  •  Текущие цены взяты за 2016 год. При этом для отражения стоимости ресурсов и выгод во времени принята ставка дисконта в размере 10%. Это означает, что рост стоимости ресурсов и будущих выгод не превышает 10% в год. Данный ставка дисконта хоть и превышает ставку рефинансирования Центрального банка РУз (9%), тем не менее является консервативной, исходя из того, что спрос и предложение на данные ресурсы и выгоды не подвержены высокой волатильности;
     
  • Минимальная площадь плантации взята за 10 га, при котором возможна полная окупаемость начальных инвестиций и последующих затрат на содержание и уход за плантацией;
     
  • Расчёт осуществлены за период в 10 лет, так как начинать полноценный сбор древесины можно начать лишь на шестой год проекта. Вырубка должна носить сбалансированный характер, что даст как минимум 0.5 тонн саксаула и 0.5 тонн черкезника с одного гектара ежегодно. При этом учитывается, что древесина будет приносить денежный доход;
     
  • Выпас скота предусматривается с начала третьего года. При этом необходимо соблюдать баланс. Для расчётов, кормовая база была конвертирована в условный эквивалент корма для МРС, исходя из годового объёма предложения корма в 1,5 тонн/га при цене в 300 сум за кг. Это означает, что владелец плантации может сэкономить на покупке корма примерно на эту сумму ежегодно и это будет отражаться в прибыли от продажи МРС;
     
  • Для охраны территории от чрезмерного выпаса скота и незаконной вырубки деревьев, предусматривается наличие одного охранника, начиная с первого года проекта. Также предусматривается возведение ограждения по периметру территории;
     
  • Для временно наёмных работников предусматривается ежесуточная оплата и питание. Стоимость рабочего дня одного работника определена в размере 50,000 сум.

 

Суммируя затраты и потенциальные выгоды за весь 10-летний срок реализации проекта, можно оценить итоговую рентабельность и вывести чистую текущую стоимость проекта.

Таблица 1: Расчёт рентабельности проекта посадки саксаула на 10 га.

Период

Инвестиции, сум

Затраты, сум

Выгоды, сум

Прибыль, сум

0

 11,845,000

0

0

0

1

 

 3,000,000

0

 (3,000,000)

2

 

 3,740,000

0

 (3,740,000)

3

 

 3,630,000

 5,445,000

 1,815,000

4

 

 3,993,000

 5,989,500

 1,996,500

5

 

 4,392,300

 6,588,450

 2,196,150

6

 

 6,280,989

 16,910,355

 10,629,366

7

 

 6,909,088

 18,601,391

 11,692,303

8

 

 7,599,997

 20,461,530

 12,861,533

9

 

 8,359,996

 22,507,683

 14,147,686

10

 

 9,195,996

 24,758,451

 15,562,455

Итого

     

 64,160,992

В таблице 1 указаны значения начальных инвестиций, итоговых затрат, выгод и прибыли по каждому году. Проект становится самоокупаемым на седьмой год, когда итоговая прибыль покрывает все предыдущие затраты и инвестиции. При этом видно, что прибыль без учёта инвестиций в конце 10-го года бизнеса составляет 64,2 млн. сум. Чистая текущая стоимость (NPV) проекта равна 16,4 млн. сум – это чистая прибыль с учётом покрытия всех затрат и инвестиций, выраженная в текущих ценах 2016 года. Внутренняя ставка доходности (IRR) равна 21%, что выше значения ставки дисконта (10%) и проект можно считать рентабельным.

Учитывая вышеприведённые расчёты, хотя они и являются оценочными, исходя из примерной денежной оценки возможных выгод от использования кормовой базы проектного участка и реализации древесины на местном рынке. Чтобы избежать оптимистических прогнозов, были выбран консервативный подход, при котором затраты отражаются в полной мере, а потенциальные выгоды – исходя из минимально допустимых значений. Возможно, что в расчётах был допущены некоторые погрешности в сторону преувеличения денежной стоимости выгод, но, даже в этом случае эти погрешности не могут существенно повлиять на оценку проекта как самоокупаемого, как минимум.

Нами пока не были сделаны сравнения с использованием пустыни в текущем состоянии в качестве пастбищ, в большом количестве случае сильно деградированных, но учитывая объем существующих площадей в пустынях страны, любой может предположить какую выгоду мы можем получать от использования пустынь в качестве земель под плантации дровяной древесины.

Поэтому, сажайте для себя деревья каждый год, даже если завтра вы их вырубите на дрова. Но во всяком случае, вы не будете вырубать деревья из природы, и вы будете потреблять ровно столько, сколько вырастили.

И еще одна большая просьба - распространите этот призыв как можно шире, среди своих знакомых и близких. Чем больше людей прочтут и поймут это, тем больше деревьев мы вырастим и сохраним в нашем родном Узбекистане.

P.S. У нас анонс. Следите за объявлением. В скорости мы выставим книгу "Посади дрова сам!". Там наш знаменитый лесник Абдусалом Норматов даёт виды деревьев, как их посадить и как собирать дрова от них. Она уже в печатается. Как выйдет, сразу выставим, а кто хочет, обращайтесь, обязательно дадим копию.  



[1] Демографическая ситуация Узбекистана, http://www.stat.uz/ru/press-sluzhba/novosti-gks/1393-demograficheskaya-situatsiya-v-respublike-uzbekistan

Спутниковые снимки показывают чёткую тенденцию – по всему миру идёт процесс потери площади лесных массивов. За последние 10 лет площадь лесов сократилась по всему миру на более чем 1,2 миллионов кв.км (это почти как 3 территории Узбекистана). Каждый год по разным оценкам, по всему миру вырубается более 6 миллионов га леса.

[2] Экономический анализ был проведён ННО КРАСС, Хорезм


Комментарии


Комментариев: 0 | Страниц: 0


Добавить комментарий

Имя *:
Код *: